Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

winner

Верхний пост

Мировоззрение в паре слов: «всё связано друг с другом, ничего не напрасно и не случайно, всё живое и со всем можно договориться».
_______

За журнал и всякие дискуссионные вопросы:
Если что-то из моих записей вдохновило, вселило оптимизм, помогло и т.д., вы мне сделаете счастье, сообщив об этом.

Обращайтесь хоть на «вы», хоть на «ты». Мне это без разницы.

К мату отношусь нормально.

_______

Что здесь прочесть хорошего и полезного?

7 компонентов формулы любви

7 компонентов формулы света

_______
Законы желания:


Collapse )

_______
Суть кадровой политики

_______
Да хрен с ней, с ногой! (пародия на ответы религиозов обычному человеку при жалобе на служителей культа)

________
Рубрика «занимательная ксенобиология»:


Collapse )
_______

Оригинал молитвы "Отче наш" на греческом, очень разжёванная транскрипция и перевод

________
То, чего нет:

Социальные различия у чувств

Отражения

Зло

Правда и возраст
the truth

Plague

Не нужно, не тяни ко мне, чума
Неловко забинтованные руки.
Навстречу подойду тебе сама
Подругой после длительной разлуки.

А боль моя, люболь моя, любовь
Шумит в висках густою чёрной кровью.
Надежда утверждает вновь и вновь
Неутомимой сотней голосов ей,

Мол, видя, понимая, принимай,
Не значит, что смирись, но и не злобствуй –
С безлистым ноябрём зелёный май
Не удивлён безвыходности сходству, –

Молчи со мною, молча говори
О смерти в жизни, жизни в смерти тоже.
Гордыни города горят внутри,
Когда последний мост меж них проложен.

Мы рушимся, рождаемся не мы,
Как это кисло-сладко, будто вина.
И спеться не успел дуэт немых,
Взаимной виноватостью безвинных.

Обнимемся подругами, чума.
Неловко забинтованные судьбы
Навстречу неизвестности в туман
Бредут. Им, замерзая, не уснуть бы.

О горе городов гордынь, гори!
Свети судьбе и неизвестной цели.
Пусть подойдут к самим себе внутри
Все, кто любили, мучились и пели.


_____
24.08.2020

the truth

La santa muerte

Сплетая глубину и высь
Как сущность вида,
Бесшерстной кошкой потянись,
La santa vida.

Болтаясь в маракасах лет
Сухим горохом,
Желай везде оставить след,
La vida roja.

Путь размечай, не обмани
Дорожной зеброй
Труды и дни, и между них,
La vida negra.

Танцуй под такт межвременной
У полустанка
Свой пасодобль костяной,
La muerte blanca.

Равняя глубину и высь
На круговерти,
Бесшерстной кошке улыбнись,
La santa muerte.


_____
la santa vida (исп.) – святая жизнь
la vida roja (исп.) – красная жизнь
la vida negra (исп.) – чёрная жизнь
la muerte blanca (исп.) – белая смерть
la santa muerte (исп.) – святая смерть


Ночь с 20 на 21.01.2020

the gift

Человек войны и война человека

У многих людей, которые пережили жуткую жуть и суровое дерьмо, есть весьма неприятная черта – считать, что такое должен пережить каждый, иначе жизнь неполная и неправильная. Называется, ты вышел из войны, но война из тебя не вышла.

Этот очевиднизм дошёл до меня только несколько дней назад. Я поспешила им поделиться со своим другом – тоже человеком войны по натуре, как и я, но также натурально бывшим военным.

Одним из типажей мужчин моей жизни является «южный славянин, у которого Проблемы-с-Братом». Разные характерами, они, тем не менее, настолько одинаковы в определённых деталях своих историй и решений, будто бы эти детали штампанули на заводе и намертво приварили к натуре.

Вот мой друг и его младший брат уже давно пытаются найти взаимопонимание. Что интересно, каждый из них, описывая Проблему-с-Братом, использует совершенно одинаковые фразы и образы. Мол, брат живёт ненастоящей жизнью в ненастоящем мире, да ещё и пытается затащить туда меня, а когда я показываю ему настоящее и говорю о настоящем, он меня не слышит и смотрит как на говно чужого.

Однако, младший брат развил мысль. Ему кажется, что старший – мой друг – вообще не вернулся с войны, что он там внутренне остался, и в это состояние бесконечной безнадёжной битвы одного против всех, в это восприятие, он всеми силами пытается затащить брата, чтобы не быть одному на поле, но ведь там нет жизни, осталась одна смерть, и если брата затащить, то там тоже будет только труп, и старший всё равно останется один. С такой точки зрения мой друг не смотрел и после очередных переговоров с братом попытался глядеть на жизнь глазами жизни, а не смерти. Как ни удивительно, ему это начало удаваться, и я чрезвычайно рада, что он действительно отживел и стал более спокойным и мирным. Ситуация с братом уже отходит от Проблемы и становится просто связью и любовью. Это прекрасно вообще!

Но так как мы с другом общаемся именно на тему человека войны и его отношений со всем остальным, что не война, то его опыт часто помогает мне, как и наоборот. Я не столь радикальна, чтобы пытаться затащить в поле жуткой жути и сурового дерьма всех, кто это не пережил. Но в глубине души действительно считаю, что они живут ненастоящей и неправильной жизнью. Особенно неприятно видеть «ненастоящими и неправильными» людей, которые мне дороги или просто весьма симпатичны.

И вот после последних событий я тоже попыталась смотреть на жизнь глазами жизни. Потому что для выживания на войне и впрямь нужно, чтобы что-то в тебе умерло. Возможно, оно может возродиться, но ты в эту сторону даже не смотришь и думаешь, что так и надо.

Как ни странно, удаётся! Жизнь в мире совершенно не обязательно должна предполагать жуткую жуть и суровое дерьмо, каковые, к слову, совершенно не имеют облагораживающего и воспитательного воздействия. Тут, главное, понять, что это всё не нужно для жизни не столько другим людям, сколько тебе самому. Да, оно было, да, оно укоренилось в тебе и живёт, а может, всегда жило. Но сейчас лично тебе оно не нужно и не важно. Уважительно, но спокойно и твёрдо выйти из его круга и ступить в другой, такой волнующе непривычный, но нужный и важный на данный момент.
the truth

Тёмный человек

Урррааа! Я наконец-то перевела кинговского Тёмного Человека. Несмотря на то, что уже есть два перевода на русский, мне они не нравились. Цель - совместить ритм-рифму (пусть даже в оригинале верлибр) с полным соблюдением сюжетных и атмосферных моментов оригинала. Смею надеяться, мне это удалось в максимальной мере. Уррраа ещё раз!

Collapse )

Оригинал:

Collapse )

Русский перевод-1, общее захватил, но не больше, как по мне:

Collapse )

Русский перевод-2, гораздо более атмосферный:

Collapse )


main

Чёрная книга Арды. Наталья Васильева, Наталия Некрасова

Уж не хочешь ли ты сказать, что я безвольный брезгливый нытик, крутящий роман с личинкой эльфа? – Мятежный Вала поднялся со своего места овеянный таким ореолом непроглядной тьмы, что у всех разом отпало остроумие.
Anie Gillespie Песни и пляски Айнур
***

Прочтя на Луркморе краткую характеристику ЧКА, включающую в себя "сопли в сахаре", мне очень не хотелось, чтоб эти самые сопли в сахаре всё же оказались там. Но они там есть, что очень жаль. Книга замышлялась, как повесть о неоднозначности, но перевернуть бобра и осла - те же яйца, только в профиль. Несмотря на неоднократное и весьма мудрое умозаключение в книге, что познать нечеловеков человеку очень трудно, из-за чего познание происходит через призму восприятия привычных и знакомых образов, в итоге образовывая какую-то хрень, далёкую от изначального импульса, очеловечивание героев в ЧКА имеет даже более размашистый характер, чем у Толкина. Да, сразу скажу, что начала читать с редакции 2000 г. этой чудесной повести – т.е. первый том – «Чёрная книга Арды». Н. Васильева, при участии Н. Некрасовой, там где персонажи Гость и Собеседник обсуждают собственно ЧКА плюс сам её текст. В итоге мы имеем такую типичную картину: Эру Илуватар – безжалостный пофигист, почти все валары как роботы исполняют ужасные приказы, всё вообще ужасно, жутко и трагедийно, Мелькор постоянно страдателено-благородно-романтичен, влюблённая в Мелькора «субтильная девица», по меткому выражению какого-то читателя, постоянно перерождается и наступает на те же грабли, менестрели менестрелят, воины воюют, орки урчат, а во всём виноват Саруман.
Да, да, именно Саруман. Аж обидно стало, что Саруман везде крайний: в обоих лагерях и в обоих версиях житья-бытья Средиземского. У молодого ЧКАшного Сарумана гремучая смесь наглости и стеснительности, из которой что одно, что второе вылезает зачастую не там, где оно надо, а также патологический перфекционизм. Именно поэтому моё сочувствие вместо агитируемого дуэтом авторш Мелькора встало на сторону Сарумана. Хотя чисто логически особо сочувствовать товарищу, лично ослепившему своего бывшего учителя, не особо стоит. Но тем не менее.
Из плюсов ЧКА стоит отметить, что описания очень красивы и поэтичны, да и вообще много красивостей. Некоторые особо красивые описания можно даже просто взять отдельно и опубликовать вместе с хорошей картинкой в стиле фэнтези, будет очень даже хорошо. Также язык тёмных эльфов «Ах'энн» внезапно хорошо звучит и таки да больше похож на настоящий язык, нежели Квэнья и Синдарин, несмотря на то, что лингвистически все эти языки очень хорошо объяснены и показаны, поскольку оба автора – Толкин и Васильева – филолухи. Ну, это на мой вкус. Вообще, на этот самый вкус, языком эльфов я упорно считаю Старшую Речь из произведений Сапковского. Она звучит ещё лучше, поскольку там очень гармоничная смесь кельтских, германских и романских языков, которая не вызывает отторжения явной несовместимостью, по крайней мере, у меня. Кстати, на Ах'энн «мэл кори» - какое-то понятие типа «любовь-сердце» (мэл – любовь, кори – сердце в им. падеже), так что всё тоненько намекает нам, как Элхэ (ещё один привет Мэри-Сью) тужур лямур нашего лично дорого Леонида Ильича Мелькора.
Из основных минусов – перебор. Перебор красивостей, перебор напряжённости, перебор ужасности… От всего этого устаёшь, и возникает ощущение искусственного, высосанного из пальца, поскольку хвалёная неоднозначность куда-то благополучно укатила, а читатель остаётся наедине с тянущимися как резина кульминациями и страданиями, которые всё длятся и длятся. Уже хочется просто взять и расстрелять героев, поскольку в их случае это был бы таки акт милосердия, нельзя же так издеваться над людьми. И нелюдьми тоже.
Да и «не верю»... Мелькор позиционируется мудрым, или хотя бы просто умным, однако ведёт себя прямо противоположным образом. В его лагере уже даже человеки пардон, эльфы заметили, что Элхэ влюблена в него, а уберменш-Мелькор всё ушами хлопает. Того же Сарумана – в ЧКА Морхэллена – правда, нетривиально? ))) – прогнал совершенно топорно, не видя и не учитывая ни причин, ни следствий. Собственно, в книге этот уберменш очень редко, избирательно учитывает причины-следствия, разве что когда автор об этой его способности, видимо, вспоминает.
Но я дотошный человек, поэтому, интересу ради, нашла «Чёрные хроники» – набор рассказов тех же двух авторш, из которых потом всё вылилось в ЧКА. Самой Васильевой эти первые тексты, если верить Интернетам, не нравятся, а вот мне как раз нравятся гораздо больше поздней версии. Во-первых, там нет Мэри-Сью, только иногда намекается на наличие в безвременьи романа Мелькора с какой-то интересной особой. Во-вторых, там больше мистики, но меньше красивостей и страдательностей. Меньше – это не значит, их там нет или что они достигают адекватной степени концентрации, но по сравнению с поздней ЧКА ещё даже очень ничего, можно терпеть. В-третьих, прописаны более точно те сцены, что в поздней ЧКА смазаны или их там вообще нет: Эру Илуватар – что-то типа демиурга, ведь «есть и другие миры, кроме этого», посланцы из откуда приходят на помощь Мелькору; душещипательная сцена братания и так, в принципе, братьев Намо и Мелькора; Саруман таки да виноват и наваял много ерунды из-за непомерных амбиций типа «властелин миров», влез в магию, похожую на нечто лавкрафтианское и теперь он либо найдёт Кольцо Всевластия как источник силы, либо загнётся, причём медленно и мучительно; про появление назгулов плюс обязательная тёмная романтика; история про Тхэссу-оборотня и про происхождения угрожающей силы Серой Стрелы. В общем, более мистично, более сильно как-то. Более символически грамотно, я бы сказала. Короче, черновик был лучше чистовика. ))
Самая главная беда в контексте ЧКА – это энтузиасты. Причём как за, так и против. Например, la_cruz утверждает, что мелькоровцы постоянно самоубивались, периодически повторяя это из поста в пост. Собственно, я мужественно дочитала до самого конца ЧКА именно потому, что искала эти самые самоубийства. Хоть где-то. Самоубийств в лагере «мелькоровцев» не оказалось. Убийства были, да. Персонажей убивают в многочисленных войнах бобра с ослом и ещё когда после выбора «отрекись или умри» они выбирали не отречься, а таки второе. Такое впечатление, что рецензенту просто самой хотелось этих самых самоубийств, чтобы как-то было понятно, что жизнь на неправильной стороне – не сахар, многоуважаемая братия и сестрия.  С одной стороны, la_cruz можно понять, поскольку для человека, пламенно почитающего архетип ха Машиаха в образе Христа, увидеть этот самый архетип воплощённым в образе Люцифера и быть тыщупятсот страниц  в этом убеждаемым – это ж ужоснах и просто когнитивный диссонанс. Отчего, скорее всего, хочется автору подобной теории взять и уебать написать негативный отзыв. Хотя бы таким стандартным способом, как, хы-хы, исказить сюжет. А те, кто не читал, но верит рецензенту, будут потом считать именно так, как искажено. Ну вы поняли… С другой же стороны, опуская художественные достоинства и недостатки опуса, чисто сюжетно от отрицательности отрицательных героев Толкина остались одни ярлычки с именами и всё. Поэтому неприятно, когда гипотетически не отрекающийся от «правильного» и убитый за «правильное» – герой и мученик, а не отрекающийся от «неправильного» и убитый за «неправильное» – самоубийца и грешник. Тут в обоих случаях те же боль и смерть, те же верность и мужество. Но ярлычок «неправильного» – такая коварная вещь, которая меняет верность на глупость, а мужество на упрямство, посему боль и смерть волшебным образом превращаются в заслуженные боль и смерть за глупость и упрямство во «зле». Нужность этого волшебного ярлычка понятна, ведь замучив и убив верного и мужественного человека, товарищ, у которого совесть не совсем атрофирована, почувствует себя сволочью. Естественно, мало кому из нас это осознание повышает самооценку и греет душу, поэтому применив ярлычок, можно не волноваться, ведь сволочь уже не ты, а убитый, а ты-то как раз молодец и вообще получаешь печеньку. Мы, люди, такие люди…
В свою очередь, энтузиасты «за» не менее пламенно утверждают, что концепция единения Мелькора с Ардой и все из неё вытекающие были у Толкина в набросках, систематизированных в сборнике «Кольцо Моргота». Естественно, я этот сборник нашла и прочла. И концепции такой там нет и в помине. Судя по всему, товарищи зацепились за фразу «Всё Средиземье было Кольцом Моргота». Но в контексте эта фраза звучит, цитирую:
«По этой причине я  [Кристофер Толкин, составитель, прим. меня] назвал эту книгу "Кольцо  Моргота". Название происходит от  отрывка  из  очерка моего отца  "Заметки о  мотивах "Сильмариллиона"" (с.  394),  в которой   он   противопоставлял  природу   могущества  Саурона, заключенного в Едином Кольце, морготовому, неизмеримо большему, но расколовшемуся и рассеявшемуся по всей Арде: "Все Средиземье было Кольцом Моргота".»
Больше ни фраза, ни её контекст не упоминаются в сборнике, поскольку весь его цимес заключается в сравнении разных версий Айнулиндалэ из черновиков Толкина. Не так уж кардинально отличаются эти версии, я вам скажу. Самое интересное, как по мне, различие заключается во фразе «хотя люди больше всего походили на Мелькора, он боялся и ненавидел их» в одном варианте, и «хотя люди больше всего походили на Мелькора, они боялись и ненавидели его» – в другом. Также интересно, что в набросках Мелькор или Мэлько часто выступает как «бог» бурных стихий, агрессивной силы и обмана и похож на примерный отрицательный аспект скандинавского Локи, а Тулкас, приходящий укрощать бесчинства Мэлько, единственный, которого этот самый Мэлько боится – тоже «бог» агрессивной силы, но смеющийся и стихийно-непредсказуемый, что делает его похожим на примерный положительный аспект скандинавского Локи. Такие себе Джекил и Хайд. ))

Как-то комментировала перл из фанфика «стеснительные, неуверенные сатанисты». Так вот яркий пример из ЧКА:
«Вы, молодой человек, забываетесь. Вы преступаете рамки приличий. Молодой человек, прошу простить меня, но, в конце концов, я на несколько тысяч лет старше вас, и это даёт мне право на некоторую толику уважения с вашей стороны… возможно.»
Угадайте, кто это говорит. ))
the truth

Внезапный свет (перевод Данте Габриэля Россетти)

Свеча возле ночных кустов


Бывал я здесь и прежде,
Когда и как, мне не сказать,
А помню я немного:
Травы, растущей у порога,
Глубокий сладкий аромат,
И отзвук вздоха, и огни на побережье.

Ведь мог увидеть, но забыл,
Моей ли ты давно была.
Миг – это ласточки полёт,
Твой взгляд, твой полуоборот...
В линии плеч – изгиб крыла...
Внезапно спал покров, былое обнажил.

Всё так и есть, и не было сомнений?
А вихрь времени не пустится ли в пляс,
Чтоб мы вдвоём и смерть превозмогли
Для вновь возможной вечности любви?
Дневной восторг невольно поугас,
Чтоб ночи дать простор для наслаждений.

_________________
Оригинал:

Sudden Light

I have been here before,
But when or how I cannot tell:
I know the grass beyond the door,
The sweet keen smell,
The sighing sound, the lights around the shore.

You have been mine before, -
How long ago I may not know:
But just when at that swallow's soar
Your neck turned so,
Some veil did fall, - I knew it all of yore.

Has this been thus before?
And shall not thus time's eddying flight
Still with our lives our loves restore
In death's despite,
And day and night yield one delight once more?


main

Открою дверь и стану тысячелицой....

По-моему, глаза не открылись - так всегда было.
Замечаю, что каждый человек, которого вижу, примечателен в положительном смысле. Каждый красив по-своему и физически, и внутренне. Неповторимый оттенок души, в который складываются слова, мысли и поступки, делится с нами своей драгоценной уникальностью.
Да, все мы похожи в своих предпочтениях, убеждениях и странностях, все немножко мудаки. У всех имеется какая-нибудь раздражающая черта, которой если б не было...
Но можно закрыть на неё глаза. Или просто принять. Это трудно, но вполне выполнимо.
Ловлю себя на том, что часто любуюсь. Собой, близкими и не очень, вообще незнакомыми. Есть, чем любоваться, поверьте.
Кто-то учит очередной конспект, глаза затерялись в потоке информации, мысли бурлят. А на волосах играет солнце, мягко гладит многоумную голову.  Красота сосредоточенности.
Кто-то, рассуждая о высших материях, спотыкается о камень, но балаболить не заканчивает. Глаза горят, рука танцует бурными жестами. Слова, слова, узоры слов.  Красота размышления.
Кто-то молча поднимает навернувшуюся на очередном слое льда бабульку, подаёт ей выпавший из кармана кошелёк и уходит.  Красота помощи.
Робкая красота стеснительности и живая - непосредственности. Холодная как сталь, красота целеустремлённости. Тревожная, напряжённая красота ожидания. Чистая красота наивности. Колючая - подозрительности.
Кто-то влюблён, он улыбается и несётся на крыльях, а кто-то, сцепив зубы, переживает горе смерти близких. В подъёме, даже в боли - тоже красота.
Она везде.
Она во мне.
И нету достойных и недостойных - достойны все. И прекрасны.

Я не замечала этого раньше. А сейчас могу жалеть, что у меня не миллионы рук и не тысячи лиц, не бесконечное количество воплощений, чтобы сказать каждому о красоте его повторяемой неповторимости, показать каждому драгоценность его души, дать...
Но это не для человека. Нефиг.

Улыбнусь себе, скажу близким, как я их люблю и как много они для меня значат. И протяну руку тем, кого мне подарила жизнь. Если захотят, конечно: насильное облагораживание оставлю очередным ооновцам.
Но дверь открыта - можете заходить, не стучась.


Я прекрасна. Люди прекрасны. Прекрасен этот мир.
О, музыка жизни!
the truth

Robert Frost - Fire and Ice (мой перевод)

Прошу заметить, что стихи я не переводила никогда. Чужие, по крайней мере. Это первый раз.


Оригинал:

Some say the world will end in fire,
Some say in ice.

From what I've tasted of desire
I hold with those who favor fire.
But if it had to perish twice,
I think I know enough of hate
To say that for destruction ice
Is also great
And would suffice.



Collapse )

Мой перевод:

Есть мысль – миру смерть в огне,
А есть – во льду.
Чьи души предпочтут гореть,
У тех и я на поводу.
Но если миру суждено
Погибнуть дважды, хватит слов,
Понять, что и ко льду готов.
Его убийственный покров
Меня устроит всё равно.