Category: литература

winner

Верхний пост

Мировоззрение в паре слов: «всё связано друг с другом, ничего не напрасно и не случайно, всё живое и со всем можно договориться».
_______

За журнал и всякие дискуссионные вопросы:
Если что-то из моих записей вдохновило, вселило оптимизм, помогло и т.д., вы мне сделаете счастье, сообщив об этом.

Обращайтесь хоть на «вы», хоть на «ты». Мне это без разницы.

К мату отношусь нормально.

_______

Что здесь прочесть хорошего и полезного?

7 компонентов формулы любви

7 компонентов формулы света

_______
Законы желания:


Collapse )

_______
Суть кадровой политики

_______
Да хрен с ней, с ногой! (пародия на ответы религиозов обычному человеку при жалобе на служителей культа)

________
Рубрика «занимательная ксенобиология»:


Collapse )
_______

Оригинал молитвы "Отче наш" на греческом, очень разжёванная транскрипция и перевод

________
То, чего нет:

Социальные различия у чувств

Отражения

Зло

Правда и возраст
the truth

Танцы пограничий

Посвящаю Павлику Лемтыбожу - художнику особого стиля, его рисунков много в Интернетах, рекомендую.


За воротник моднейшего пальто
Дождинка упадёт из пограничья –
Ты станешь, непохожий ни на что
Своею одинаковостью личной,

Замрёшь, пока миры чечётку бьют,
Неслышимо, незримо, неподсудно,
В минутном переливчатом раю
И восхитишься тайною абсурда,

И будет свет началом и концом,
Вместо людей налепит парадигмы
С таким многозначительным лицом
Как будто бы их трезвым не постигнуть.

На самом видном месте этих лиц
Скрываются надёжно и небрежно
Тетради переливчатых страниц,
Исписанных чернилом белоснежным.

И ты среди миров и дальше, где
Поэты намечают переносы,
А к тёмной и бормочущей звезде
Прикованы исчадия хаоса,

Чуть-чуть великолепен, прост чуть-чуть,
Насвистывая танцы пограничий,
Пускаешься в глубокомелкий путь,
Чуть-чуть придурковат и демоничен.


______
4.11.2019


the truth

Кантонский шар

Посвящаю Любе Колесник - прекрасной поэтессе и замечательному, отзывчивому человеку. Очень рекомендую её стихи.


Белеет шарик одинокий
В иссиня-сладкой зимней тьме,
Где не уметь играться в строки -
Как будто тёти не иметь.

И словно скалясь над уздечкой,
Взошла недобрая звезда,
И старый тополь чёрной свечкой
Пересекает провода,

Скрепляя кашу городскую
Со стыло-строгой высотой.
Не замирай, собой рискуя,
На перепутиях не стой,

На перекрёстках снов и снега,
На перекладинах теней,
В тюрьме из призраков побега,
В гробу из окон и дверей.

Движенье - жизнь! Иди, вращайся
Кантонским шаром костяным.
Встречаясь, не пересекайся
Со счастьем, смыслами больным.


_____
Ночь с 20 на 21.01.2020


the truth

La santa muerte

Сплетая глубину и высь
Как сущность вида,
Бесшерстной кошкой потянись,
La santa vida.

Болтаясь в маракасах лет
Сухим горохом,
Желай везде оставить след,
La vida roja.

Путь размечай, не обмани
Дорожной зеброй
Труды и дни, и между них,
La vida negra.

Танцуй под такт межвременной
У полустанка
Свой пасодобль костяной,
La muerte blanca.

Равняя глубину и высь
На круговерти,
Бесшерстной кошке улыбнись,
La santa muerte.


_____
la santa vida (исп.) – святая жизнь
la vida roja (исп.) – красная жизнь
la vida negra (исп.) – чёрная жизнь
la muerte blanca (исп.) – белая смерть
la santa muerte (исп.) – святая смерть


Ночь с 20 на 21.01.2020

thoughts

За что ещё люблю Олдей и чего хотелось бы избежать в собственном восприятии

Недавно Бог послал кусочек сыра случилось прочесть одну хорошую авторшу прозы, в которой отчасти увидела себя со стороны. То есть авторша имеет ярко выраженный индивидуальный стиль, приоритетные акценты расставляет на эстетизме-символизме, на атмосфере, на многослойном смысле и многочисленных отсылках к лично дорогим, равно как и создающим атмосферу, произведениям искусства. Авторша эрудирована, интеллектуальна, в тексте это видно и понятно. По части выписывания персонажей и смысла авторша на много голов выше меня, но сравнивать поэзию и прозу всё же некорректно. Дело в другом – удалось увидеть автора с похожими творческими приоритетами и его реакцию на «не своих» читателей.

Понятное дело, что интеллектуальный автор со своим стилем, который пишет, как он хочет и не разжёвывает в примечаниях каждый абзац, сталкивается с непониманием массового читателя и с его претензиями. Мол, многабукаф-ниасилил, раз я не увидел, где смысл, значит, его нет. Смысл, повторюсь, у авторши есть, и весьма глубокий, другое дело, что уровень читателя требуется даже не выше среднего, а хотя бы хороший. Уровень общего культурного багажа и вдумчивости как таковой.

То, что авторша не массова, она прекрасно понимает, но к своей нецелевой аудитории испытывает искреннюю ненависть. Вполне вероятно, что ненависть эту испытывают и много других немассовых авторов, просто не все её показывают и не все рассуждают о своём творчестве и ощущениях достаточно подробно и честно. Возможно, у авторши просто накипело, но познакомившись с её другими произведениями и статьями разных лет, я всё равно увидела ненависть, огнём которой вполне можно осветить какой-нибудь посёлок городского типа.

Если кратко изложить возмущение авторши, то это не только множество нелестных эпитетов в адрес дураков-унтерменшей, но также нечто вроде: «как они смеют что-то от меня хотеть и предъявлять претензии в мой адрес, если даже не разбираются в базовых вещах?» Это понять можно, но внезапно появляется непоследовательное: «как они смеют не читать меня, а если уж читают, как смеют читать не полностью, отзываться коротко и требовать продолжения?»

То есть ты – умный вроде бы автор – знаешь, что дурак-унтерменш, как ни крути, ничего не поймёт и претензии будет предъявлять смехотворные, необоснованные, потому что забрёл этот дурак совершенно не в тот монастырь, куда подходит его устав… И всё равно тебе хочется отзывов от дураков! Причём не дурацких, согласно их натуре, а качественных, как от читателей высокого класса. Ещё короче – ты всё же хочешь отзывов от нецелевой аудитории и упрекаешь её в малой или нежеланной активности.

Что особенно трагикомично, авторша позиционирует себя как большого гуманиста, но всем этим нехорошим и неправильным читателям она же, с пылкостью инквизитора-энтузиаста, желает испытывать различные муки.

Несколько лет назад я тоже честно призналась, что считаю кретинами всех читателей, которые неспособны осилить хотя бы двухслойный смысл. Поэтому на фоне негодования авторши задумалась, а считаю ли сейчас так же. Хотелось бы верить, что нет. Анализируя свою реакцию на нецелевую аудиторию, отзывы которой появляются внезапно и бурно, как ливень в сезон гроз, вижу, что ненависть испытываю редко. Равнодушие, впрочем, тоже не особый выход. Лучше всего анализ, но, во-первых, мало материала для такого анализа. Всё же читатели хоть и разношерстные, но немногочисленные. А во-вторых, внятно выразить свои впечатления, что для анализа тоже важно, могут не только лишь все, мало кто может это делать. А малое от малого – это вообще с гулькин нос. Куда уж тут анализировать, хоть я и всё равно пытаюсь.

Что касается анализа читателя, то Олди являют собой пример профессионального анализа. Не ощущается ненависти и противоречивости. Зачастую сдобренные тонким, но прицельно-колким сарказмом, впечатления от читателей в исполнении Олдей не теряют необходимого градуса отстранённости и дают гораздо более полную и полезную картину, чем эмоциональные простыни некоторых других авторов, которые мало что содержат, кроме навязчивого субъективизма.
muzhyk

Для сиятельных упыридзе и милых дам.

Рецепт от Анны Александровны для сиятельных упыридзе и милых дам.
Терри Пратчетта и Юлию Старцеву (yu_sinilga) смешать и взболтать, получить невыразимое. Тонкой струйкой влить Генри Лайон Олди, полюбоваться игрой цвета. Воровато озираясь, пока никто не видит, добавить по капле Кристи Голден и Стефани Майер (секретный ингредиент - Добрых Упырей Превозмогания Адские, сокращённо ДУПА). Украсить бокал крошкой из Алексея Толстого и Проспера Мериме. Среди них разместить пару крупинок Брэма Стокера, чтобы было заметно, но на вкус не влияло. Клятвенно заверять, что в качестве секретного ингредиента использован Мирча Элиаде, хотя его там нет.
Дать выпить фильму Фрэнсиса Форда Копполы.
Лаконичный возглас впечатлений запомнить и твердить как мантру.
Достичь Протемнения.
the truth

Череп

Ядро земное – череп, леденящий
Безжизненной белёсостью своей.
Касайся скул моих как можно чаще
Концами скрытых пальцами костей

И челюстями, скрытыми губами,
Касайся, если вдох не сохранишь.
Сплетаются тенями между нами
Громчайшая подрёберная тишь,

Ярчайшая подкожная дорога
Из жил и линий пойманной руки,
И трутся тёмной чешуёй Нидхёгга
Захваченные ритмом позвонки.

А выдохи, растаяв, прорастают
Колоннами деревьев костяных,
Что с черепа земного вырастая,
Ветвями гладят череп злой луны.


_____
4.12.2019

main

Диалог с читателем

Задумалась о важности диалога с читателем.

Поэт лукавит, если заявляет, что не хочет читателей, не пишет для читателей. Если он хоть одно стихотворение выставил на всеобщее обозрение по доброй воле, значит хочет и пишет. Это естественно. Другое дело, что из трёх опорных столбов поэзии – диалога с собой, диалога с миром и диалога с читателем – последний может быть самым коротким и шатким. Такому поэту диалог с читателем гораздо менее важен и нужен самому, в чём есть большой минус.

Я сама имею этот опорный столб в плохом состоянии, и в стихе говорю преимущественно с собой и отчасти с миром, точнее с теми его явлениями, силами и образами, которые составляют мой мир, мой круг восприятия и эмоциональной вовлечённости. Читатель болтается где-то на задворках и подобно Малышу слышит небрежную реплику Карлсона: «Ну и ты заходи…». Поэтому наибольшую реакцию у моей немногочисленной аудитории вызывают те стихи, где я чуть больше использую диалог с читателем, где Карлсон обернулся к Малышу и приглашает его уже более настойчиво, уделяет внимание вообще. Над столбом нужно работать, но, к своему сожалению, не испытываю такого желания. С радостью перевожу стрелки от такой не лучшей черты, заявляя, что если поэт по натуре самопогружённый или самодостаточный, то слабый столб диалога с читателем и слабое желание его улучшать такому поэту очень свойственны в силу натуры. Есть тому примеры, я их собираю, возможно, как своего рода оправдание, что у кого-то тоже такое есть, значит и мне можно. Можно-то можно, но вот нужно ли?

Есть и обратные примеры поэтов, где столб диалога с читателем выше и крепче остальных. Кстати, на популярность это очень влияет в положительном смысле. Большую или малую, широкую или узкую, уже зависит от характеристик других опорных столбов. Опять же, выше и крепче этот столб может быть ненамного, тогда это и сам по себе хороший поэт, и такой, который очень активно использует аудиторию, взаимодействует с ней. К этому, безусловно, имеются природные склонности, однако есть поэты, которые вполне осознанно занимаются развитием диалога с читателем, и случается, что не менее осознанно ставят его выше других столбов. К последним поэтам испытываю большую неприязнь, независимо от их таланта. Возможно, к ней примешивается творческая зависть, не без этого, но есть ещё такое ощущение, как будто обмана, что-ли, как будто искусный продавец таки впарил вещь в целом неплохую и даже полезную, но лично тебе совсем не нужную, сделал это мастерски, и ты испытываешь невольное восхищение таким мастерством, но к нему примешана изрядная доля досады и злости: на обманщика, на самого себя, что обманулся, на саму ситуацию в целом, что, согласитесь, добавляет в бочку мёда изрядный бочонок дёгтя. Применительно к поэзии, то не очень приятно осознавать, то диалог с читателем, неважный для тебя как поэта, мало того, что важен для самого читателя, так ещё и – вот новость! – важен для тебя как читателя, отчего, попадая под мастерство поэта на аудиторию, испытываешь сначала восхищение, потом досаду, описанные выше. Если такой поэт хорош, и другие столбы ненамного ниже и слабее, то его часто записывают в классики, если же поэт имеет большую разницу между столбами, то всё равно аудитория его довольно широкая, а стихи из серии тех, которые печатают на открытках, в статусах соцсетей и т.д.

Несмотря на то, что более высокий столб диалога с читателем очень повышает шансы поэта на известность и популярность, не думаю, что это самый важный столб из трёх. Самое важное – это баланс диалога с собой, диалога с миром и диалога с читателем, если все три столба максимально возможной одинаковой высоты и крепости.

Кстати, если кратко описать характерные черты каждого из столбов, то сказала бы, что диалог с собой – это личный символизм стихотворения, ставится вопрос «что я делаю?», это самый детальный столб, но рассматриваемая деталь мала в масштабе восприятия, как сравнение подойдёт макросъёмка; диалог с миром – это метафизический символизм стихотворения, вопрос «что делается?», это самый обезличенный столб, но и самый масштабный, широкий, глубокий – пейзажная съёмка; диалог с читателем – это актуальный символизм стихотворения, вопрос «что ты делаешь/мы делаем/они делают?», это самый личностный и, осознанно или нет, манипулятивный столб стиха, поскольку он побуждает к определённым действиям или мыслям, не личный, а личностный, актуальность присутствует и вечно-злободневная, и текуще-злободневная – портретная и репортажная съёмка.


the truth

Creciendo entre

Моя небольшая подборка испанских стишков пополнилась нижеследующим. Вполне вероятно, что в них есть ошибки, хоть я и старалась выверять падежов и глаголей.


Otoñales tardes tienden hasta el cielo,
El semestro oscuro se arraiga en el suelo.
Creciendo entre ellos yo siento
Como por la áspera corteza de mi corazón
Se arrastran las hormigas de palabras
Por el sol de silencio son calentados.

_____
25.09.2019

.........................................................................................

Осенние вечера тянутся к небу,
Тёмное полугодие укореняется в земле.
Прорастая между ними, чувствую,
Как по шершавой коре моего сердца
Ползают муравьи слов,
Согретые солнцем тишины.
..........................................................................................

the truth

Капризы призраков

Вечная тьма над миром на солнце щурится –
Сонно ей, густо-спокойно, как под водой –
Бледною паутиной сплетает улицы,
Золото времени - изморозью седой.

Память горька о смерти в одеждах радости,
О многотелом ником за стеною сна.
Жёлуди падают в омут немой усталости,
Жёлтым листом опадает в него луна.

Жизни молитвы – будто капризы призраков,
Будто ряды томов из пустых страниц.
Так как дорога к дому – дорога из дому,
Лица рисуй безликой из личных лиц,

Ей подари романы из бурой осени,
Синью небес ты нёбо её согрей...

Соло пока сплетались в многоголосия,
Было так сонно, густо-спокойно ей.


______
Ночь с 23 на 24.09.2019